ИнтернетП@СО
Для адвокатов

 

РЕШЕНИЕ
Совета Палаты адвокатов Самарской области
по дисциплинарному производству в отношении
адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны

«31» августа 2017 года                                                                                                                                                                      № 17 – 07 –000/СП

Совет Палаты адвокатов Самарской, рассмотрев заключение Квалификационной комиссии Палаты адвокатов Самарской области  в отношении  адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны (реестровый № 63/0000), осуществляющей профессиональную деятельность в    коллегии адвокатов «ХХХ»,

установил:

Вице-президентом Палаты адвокатов Самарской области  внесено представление о возбуждении  дисциплинарного производства в отношении  адвоката Рушиной Л. Э. для решения вопроса  о наличии либо отсутствии в действиях  адвоката нарушений норм  ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»  и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В представлении  со ссылкой на обращение   директора ООО «ВЕК» Агеева В. А., директора ООО "Торг» Янкова В. В. указано, что адвокат Рушина Л. Э., 31.03.2017, 06.04.2017 и 08.04.2017, явившись в торгово-сервисный центр ООО «ВЕК»,  придерживалась манеры поведения, не соответствующей статусу адвоката, что выразилось в препятствовании работе центра, угрозах повреждения имущества, попытках принудительного отключения работы оборудования с нарушением техники безопасности. Адвокат Рушина Л. Э. безосновательно, мотивируя  наличием у нее статуса адвоката, требовала предоставить документацию арендатора, личные документы сотрудников сервисного центра.  На предложение урегулировать конфликт в установленном законом порядке путем обращения в суд,  адвокат указала, что судебный  порядок разрешения имущественных споров считает неэффективным. 

Вице-президент полагает, что приведенные  обстоятельства должны стать предметом рассмотрения и оценки органов адвокатского сообщества.

Представление Вице-президента   соответствует требованиям п. 2 ч. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката. Обстоятельства, исключающие возможность возбуждения дисциплинарного производства, указанные в  ч. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката, отсутствуют.

В соответствии со  ст. 21  Кодекса профессиональной этики адвоката 20.06.2017  Президентом  Палаты адвокатов Самарской области  вынесено  Распоряжение № 17-203 о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Рушиной  Л. Э..   

Во исполнение ст.ст. 19, 20 и 21 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокату Рушиной Л. Э. направлено Распоряжение о возбуждении в отношении нее дисциплинарного производства  с предложением предоставить в Квалификационную комиссию объяснения по фактам,  изложенным в представлении. 

О дате, времени, и месте рассмотрения дисциплинарного производства Квалификационной комиссией ПАСО участники дисциплинарного производства извещены надлежащим образом. Адвокатом Рушиной Л. Э. получены копии Распоряжения № 17-203 о возбуждении дисциплинарного производства и Уведомления  о дате, времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства.

В соответствии с Решением Совета Палаты адвокатов Самарской области  № 10-03-105/СП от  25.03.2010 «О проекте «Электронная Палата адвокатов Самарской области»  адвокату Рушиной Л. Э. на индивидуальный почтовый ящик Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. направлены копии Распоряжения № 17-203 о возбуждении дисциплинарного производства и Уведомления  о дате, времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства.

Адвокатом Рушиной Л. Э. объяснения по существу представления не представлены.

В заседание Квалификационной комиссии адвокат Рушина Л. Э. не явилась.

В соответствии с ч. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката  «Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является  основанием для отложения разбирательства. В этом случае Квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились в заседание комиссии». 

Заслушав доклад члена Квалификационной комиссии Палаты адвокатов Самарской области  по обстоятельствам дисциплинарного производства, изучив находящиеся в материалах дисциплинарного производства доказательства, представленные участниками дисциплинарного производства, на основе принципов состязательности и равенства прав участников дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия Палаты адвокатов Самарской области установила следующие фактические обстоятельства:

Рушина Лилия Эдуардовна является адвокатом Палаты адвокатов Самарской области, сведения о ней внесены в Реестр адвокатов Самарской области Распоряжением № 30-Р от 13.09.2002  Управления Министерства юстиции по Самарской области под № 63/0000.

Адвокат  Рушина Л. Э., осуществляющая адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов «ХХХ», представляет интересы ООО «ВЕК».

31.03.2017, 06.04.2017, 08.04.2017 адвокат Рушина Л. Э.,  явившись в торгово-сервисный центр ООО «ВЕК», препятствуя работе центра,  в устной форме требовала возврата принадлежащего, по её мнению на праве собственности ее доверителю, имущества из чужого незаконного владения. 

Данные обстоятельства  подтверждаются  представленными заявителем видеозаписями, запечатлевшими действия адвоката при  посещении  торгово-сервисного центра ООО «ВЕК». Адвокатом Рушиной Л.Э. при посещении  сервисного центра "опечатано"  оборудование ООО «ДЕК», что подтверждается  фотографией, представленной заявителем в качестве доказательств обоснованности поданной жалобы. 

Доводы представления Вице-президента, основанные на содержании жалобы и приложенных к ней видео и фото материалов, дают основание Квалификационной комиссии считать установленными факты, что адвокат Рушина Л. Э. позиционировала себя именно в качестве адвоката, предъявив адвокатское удостоверение установленного образца,  высказала суждения о том, что судебный порядок разрешения споров о порядке пользования имуществом является неэффективным правовым механизмом по сравнению с избранной ею агрессивной манерой поведения, препятствующей работе сервисного центра и создающей угрозу безопасности сотрудников центра и самого адвоката.

В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов.  На основании п.п. 4 п. 1 ст. 7 названного Закона адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

На основании п. 2 ст. 7 того же Закона за неисполнение либо ненадлежащее исполнение  профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

В соответствии с п. 5 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката «В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения».

При рассмотрении дисциплинарного производства Квалификационная комиссия учитывает положения Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что  «Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии» (п. 1 ст. 4).

Являясь членом адвокатского сообщества, адвокат Рушина Л. Э. добровольно приняла на себя ограничения, вытекающие из характера и особенностей избранной ею профессии, потому  форма  и способы осуществления профессиональной деятельности должны отвечать  требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Сам по себе факт представления адвокатом Рушиной Л. Э. интересов доверителя при разрешении спора, связанного с защитой права собственности, ее  активная  позиция в качестве  представителя,  не противоречат нормам профессиональной деятельности,  однако избранный адвокатом способ исполнения поручения  явно некорректен  с точки зрения корпоративной этики. 

Квалификационная комиссия сочла, что адвокату Рушиной Л. Э.  следовало при выборе способа исполнения принятого поручения более внимательно проанализировать положения действующего гражданского законодательства, предусматривающего судебный способ  разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав. 

Квалификационная комиссия отметила, что закон не запрещает адвокату с согласия или в присутствии доверителя в целях досудебного урегулирования спора лично уведомить  другую сторону по делу о наличии виндикационных требований, либо требований о возврате имущества, вытекающих из договорных или иных отношений, однако,  сочла недопустимым для адвоката с этической точки зрения при отказе лица передавать спорное имущество  проявлять излишнюю, агрессивную настойчивость.

Квалификационная комиссия  указала адвокату Рушиной Л. Э., что ее действия, выразившиеся в  воспрепятствовании работе сервисного центра, блокировании дверей сервиса автомобилем, принадлежащим адвокату на праве личной собственности,  попытки принудительного отключения оборудования с нарушением техники безопасности, демонстративная видеосъемка работающего оборудования и персонала сервисного центра, не могут являться для адвоката предметом соглашения об оказании юридической помощи  и не могут быть отнесены к правовым  способам выполнения принятого поручения. 

Квалификационная комиссия разъяснила адвокату Рушиной Л. Э., что любое законное поручение доверителя не освобождает адвоката, участвующего в досудебных процедурах, от соблюдения обязанностей, закрепленных в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодексе профессиональной этики адвоката, в частности, от соблюдения требований ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, ст. 12 Кодекса, из которых следует, что адвокат должен проявлять уважение не только к суду, правоохранительным органам и иным коллегам по юридической профессии, но и к иным лицам, с которыми  общается при выполнении поручения, выбирать корректную форму взаимодействия. 

Квалификационная комиссия сочла необходимым обратить внимание адвоката Рушиной Л. Э.  на то обстоятельство, что целью адвокатской деятельности является защита прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, и адвокат, как лицо, оказывающее квалифицированную юридическую помощь на профессиональной основе, отстаивая права и интересы доверителя, должен исходить из принципа разумности адвокатской деятельности, выбирать такие способы и варианты  юридически значимых действий, которые помогают эффективно разрешить сложившийся правовой конфликт, а не служит основанием для возникновения новых претензий и этических споров, основанием для самостоятельного обращения лиц, столкнувшихся с адвокатом, в суд и правоохранительные органы за защитой собственных прав. 

Квалификационная комиссия сочла  установленным, что  адвокат   Рушина Л. Э. нарушила требования, установленные п.п. 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1  ст. 4; п. 5  ст. 9   Кодекса профессиональной этики адвоката.

При вынесении Заключения Квалификационная комиссия руководствовалась следующими правилами профессиональной этики адвоката:

1. В соответствии с п.п. 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»: «Адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции»;

2. В соответствии с п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката «Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии».

3. В соответствии с п. 5 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката «В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения».

4. В соответствии с п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката «Адвокат обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению».

В соответствии с ч. 2 ст. 7 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной  ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката.

Руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 18, ст. 20, ст. 21, ст. 22, ст. 23, Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Палаты адвокатов Самарской области путем голосования именными бюллетенями вынесла заключение о наличии в действиях адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны   нарушений норм  законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат Вахрушина Ю. Э. явилась в заседание Совета ПАСО, выразила согласие с заключением Квалификационной комиссии.

Совет Палаты адвокатов Самарской области, рассмотрев материалы дисциплинарного производства, не пересматривая Заключение Квалификационной комиссии в части установленных фактических обстоятельств, не считая установленными не установленные ею фактические обстоятельства, не выходя за пределы жалобы, руководствуясь ч. 5 ст. 18; ст. 19;  ст. 20; ст. 21; ст. 22; ст. 23; ст. 24; п. 4 ст. 25  Кодекса профессиональной этики адвоката, путем  голосования. 

РЕШИЛ:

Прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны   вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

 

 

 

 

 

Совет Палаты адвокатов Самарской, рассмотрев заключение Квалификационной комиссии Палаты адвокатов Самарской области  в отношении  адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны (реестровый № 63/0000), осуществляющей профессиональную деятельность в    коллегии адвокатов «ХХХ»,

 

установил:

 

Вице-президентом Палаты адвокатов Самарской области  внесено представление о возбуждении  дисциплинарного производства в отношении  адвоката Рушиной Л. Э. для решения вопроса  о наличии либо отсутствии в действиях  адвоката нарушений норм  ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»  и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В представлении  со ссылкой на обращение   директора ООО «ВЕК» Агеева В. А., директора ООО "Торг» Янкова В. В. указано, что адвокат Рушина Л. Э., 31.03.2017, 06.04.2017 и 08.04.2017, явившись в торгово-сервисный центр ООО «ВЕК»,  придерживалась манеры поведения, не соответствующей статусу адвоката, что выразилось в препятствовании работе центра, угрозах повреждения имущества, попытках принудительного отключения работы оборудования с нарушением техники безопасности. Адвокат Рушина Л. Э. безосновательно, мотивируя  наличием у нее статуса адвоката, требовала предоставить документацию арендатора, личные документы сотрудников сервисного центра.  На предложение урегулировать конфликт в установленном законом порядке путем обращения в суд,  адвокат указала, что судебный  порядок разрешения имущественных споров считает неэффективным.

Вице-президент полагает, что приведенные  обстоятельства должны стать предметом рассмотрения и оценки органов адвокатского сообщества.

Представление Вице-президента   соответствует требованиям п. 2 ч. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката. Обстоятельства, исключающие возможность возбуждения дисциплинарного производства, указанные в  ч. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката, отсутствуют.

  В соответствии со  ст. 21  Кодекса профессиональной этики адвоката 20.06.2017  Президентом  Палаты адвокатов Самарской области  вынесено  Распоряжение № 17-203 о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Рушиной  Л. Э..  

Во исполнение ст.ст. 19, 20 и 21 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокату    Рушиной Л. Э. направлено Распоряжение о возбуждении в отношении нее дисциплинарного производства  с предложением предоставить в Квалификационную комиссию объяснения по фактам,  изложенным в представлении.

О дате, времени, и месте рассмотрения дисциплинарного производства Квалификационной комиссией ПАСО участники дисциплинарного производства извещены надлежащим образом. Адвокатом Рушиной Л. Э. получены копии Распоряжения № 17-203 о возбуждении дисциплинарного производства и Уведомления  о дате, времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства.

В соответствии с Решением Совета Палаты адвокатов Самарской области  № 10-03-105/СП от  25.03.2010 «О проекте «Электронная Палата адвокатов Самарской области»  адвокату Рушиной Л. Э. на индивидуальный почтовый ящик 0000@HYPERLINK "mailto:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. "pasoHYPERLINK "mailto:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ".HYPERLINK "mailto:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. "ru направлены копии Распоряжения № 17-203 о возбуждении дисциплинарного производства и Уведомления  о дате, времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства.

Адвокатом Рушиной Л. Э. объяснения по существу представления не представлены.

В заседание Квалификационной комиссии адвокат Рушина Л. Э. не явилась.

В соответствии с ч. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката  «Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является  основанием для отложения разбирательства. В этом случае Квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились в заседание комиссии».

Заслушав доклад члена Квалификационной комиссии Палаты адвокатов Самарской области  по обстоятельствам дисциплинарного производства, изучив находящиеся в материалах дисциплинарного производства доказательства, представленные участниками дисциплинарного производства, на основе принципов состязательности и равенства прав участников дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия Палаты адвокатов Самарской области установила следующие фактические обстоятельства:

Рушина Лилия Эдуардовна является адвокатом Палаты адвокатов Самарской области, сведения о ней внесены в Реестр адвокатов Самарской области Распоряжением № 30-Р от 13.09.2002  Управления Министерства юстиции по Самарской области под № 63/0000.

Адвокат  Рушина Л. Э., осуществляющая адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов «ХХХ», представляет интересы ООО «ВЕК».

 31.03.2017, 06.04.2017, 08.04.2017 адвокат Вахрушина Ю. Э.,  явившись в торгово-сервисный центр ООО «ВЕК», препятствуя работе центра,  в устной форме требовала возврата принадлежащего, по её мнению на праве собственности ее доверителю, имущества из чужого незаконного владения.

Данные обстоятельства  подтверждаются  представленными заявителем видеозаписями, запечатлевшими действия адвоката при  посещении  торгово-сервисного центра ООО «ВЕК». Адвокатом Рушиной Л.Э. при посещении  сервисного центра "опечатано"  оборудование ООО «ДЕК», что подтверждается  фотографией, представленной заявителем в качестве доказательств обоснованности поданной жалобы.

Доводы представления Вице-президента, основанные на содержании жалобы и приложенных к ней видео и фото материалов, дают основание Квалификационной комиссии считать установленными факты, что адвокат Рушина Л. Э. позиционировала себя именно в качестве адвоката, предъявив адвокатское удостоверение установленного образца,  высказала суждения о том, что судебный порядок разрешения споров о порядке пользования имуществом является неэффективным правовым механизмом по сравнению с избранной ею агрессивной манерой поведения, препятствующей работе сервисного центра и создающей угрозу безопасности сотрудников центра и самого адвоката.

В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов.  На основании п.п. 4 п. 1 ст. 7 названного Закона адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

На основании п. 2 ст. 7 того же Закона за неисполнение либо ненадлежащее исполнение  профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

В соответствии с п. 5 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката «В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения».

При рассмотрении дисциплинарного производства Квалификационная комиссия учитывает положения Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что  «Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии» (п. 1 ст. 4).

Являясь членом адвокатского сообщества, адвокат Рушина Л. Э. добровольно приняла на себя ограничения, вытекающие из характера и особенностей избранной ею профессии, потому  форма  и способы осуществления профессиональной деятельности должны отвечать  требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Сам по себе факт представления адвокатом Рушиной Л. Э. интересов доверителя при разрешении спора, связанного с защитой права собственности, ее  активная  позиция в качестве  представителя,  не противоречат нормам профессиональной деятельности,  однако избранный адвокатом способ исполнения поручения  явно некорректен  с точки зрения корпоративной этики.

Квалификационная комиссия сочла, что адвокату Рушиной Л. Э.  следовало при выборе способа исполнения принятого поручения более внимательно проанализировать положения действующего гражданского законодательства, предусматривающего судебный способ  разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.

Квалификационная комиссия отметила, что закон не запрещает адвокату с согласия или в присутствии доверителя в целях досудебного урегулирования спора лично уведомить  другую сторону по делу о наличии виндикационных требований, либо требований о возврате имущества, вытекающих из договорных или иных отношений, однако,  сочла недопустимым для адвоката с этической точки зрения при отказе лица передавать спорное имущество  проявлять излишнюю, агрессивную настойчивость.

Квалификационная комиссия  указала адвокату Рушиной Л. Э., что ее действия, выразившиеся в  воспрепятствовании работе сервисного центра, блокировании дверей сервиса автомобилем, принадлежащим адвокату на праве личной собственности,  попытки принудительного отключения оборудования с нарушением техники безопасности, демонстративная видеосъемка работающего оборудования и персонала сервисного центра, не могут являться для адвоката предметом соглашения об оказании юридической помощи  и не могут быть отнесены к правовым  способам выполнения принятого поручения.

  Квалификационная комиссия разъяснила адвокату Рушиной Л. Э., что любое законное поручение доверителя не освобождает адвоката, участвующего в досудебных процедурах, от соблюдения обязанностей, закрепленных в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодексе профессиональной этики адвоката, в частности, от соблюдения требований ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, ст. 12 Кодекса, из которых следует, что адвокат должен проявлять уважение не только к суду, правоохранительным органам и иным коллегам по юридической профессии, но и к иным лицам, с которыми  общается при выполнении поручения, выбирать корректную форму взаимодействия.

Квалификационная комиссия сочла необходимым обратить внимание адвоката Рушиной Л. Э.  на то обстоятельство, что целью адвокатской деятельности является защита прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, и адвокат, как лицо, оказывающее квалифицированную юридическую помощь на профессиональной основе, отстаивая права и интересы доверителя, должен исходить из принципа разумности адвокатской деятельности, выбирать такие способы и варианты  юридически значимых действий, которые помогают эффективно разрешить сложившийся правовой конфликт, а не служит основанием для возникновения новых претензий и этических споров, основанием для самостоятельного обращения лиц, столкнувшихся с адвокатом, в суд и правоохранительные органы за защитой собственных прав.

Квалификационная комиссия сочла  установленным, что  адвокат   Рушина Л. Э. нарушила требования, установленные п.п. 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1  ст. 4; п. 5  ст. 9   Кодекса профессиональной этики адвоката.

 

При вынесении Заключения Квалификационная комиссия руководствовалась следующими правилами профессиональной этики адвоката:

1.    В соответствии с п.п. 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»: «Адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции»;

2.    В соответствии с п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката «Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии».

3.    В соответствии с п. 5 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката «В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения».

4.    В соответствии с п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката «Адвокат обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению».

В соответствии с ч. 2 ст. 7 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной  ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката.

Руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 18, ст. 20, ст. 21, ст. 22, ст. 23, Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Палаты адвокатов Самарской области путем голосования именными бюллетенями вынесла заключение о наличии в действиях адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны   нарушений норм  законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат Вахрушина Ю. Э. явилась в заседание Совета ПАСО, выразила согласие с заключением Квалификационной комиссии.

Совет Палаты адвокатов Самарской области, рассмотрев материалы дисциплинарного производства, не пересматривая Заключение Квалификационной комиссии в части установленных фактических обстоятельств, не считая установленными не установленные ею фактические обстоятельства, не выходя за пределы жалобы, руководствуясь ч. 5 ст. 18; ст. 19;  ст. 20; ст. 21; ст. 22; ст. 23; ст. 24; п. 4 ст. 25  Кодекса профессиональной этики адвоката, путем  голосования.

РЕШИЛ:

 

            Прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката Рушиной Лилии Эдуардовны   вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

 

 

 

 

Вернуться назад